Пить или не пить? Непростой молочный вопрос

Как известно, снабжение работников АО «АМТ» молоком, положенным им за вредные условия труда, входит в топ-список давних проблемных вопросов, которые не удается полностью решить уже много лет. Несмотря на смену производителя пакетированного молока, так называемые «молочные» претензии не прекращаются, и, хотя высказывают их люди нечасто (сегодня на комбинате имеется немало и других важных проблем), вопрос от этого не становится менее значимым, ведь речь идет о здоровье людей. Для того, чтобы понять, что именно вызывает нарекания, мы пообщались с работниками нескольких цехов. Ответы услышали довольно содержательные.

«Вода водой» — так говорили работники о пакетированном молоке. Кто-то был менее категоричен: «Да пойдет. Каши на нем варим». Признаться, услышав это, мы испытали дежавю, ведь то же самое – почти слово в слово люди говорили о молоке фирмы «Aiza». Его на комбинате помнят, и, наверное, будут помнить еще долго, ведь оно действительно неповторимо. И до сих пор непонятно: а что это было? Ведь раньше на синеньких пакетиках с изображением веселой коровы было написано «молочный продукт», но так как по закону работников, трудящихся во вредных условиях должны обеспечивать именно молоком, название со временем сменилось. На пакетах стали писать слово «молоко», вот только изменений потребители не почувствовали – ни по вкусу, ни по жирности, ни по чему-то еще. Сейчас продукт называется «молоко «Молокоша». Такой вот тавтологический «креатив».

О молоке фирмы «Aiza» наша газета писала не раз. Материалы, понятное дело, были критические. Потом поставщика, ко всеобщему облегчению, все же сменили. Качество молока стало получше, ведь с тем, что люди получали раньше, наверное, уже ничто не сравниться. Вот только качество молока работников все равно устраивает слабо, мягко выражаясь. В связи с этим несколько собеседников вспомнили короткий период, когда на комбинат завозили молоко другого производителя (какого – писать не будем, иначе получится реклама). Тогда-то работники и ощутили разницу. Понятно, что стоит такая альтернатива на порядок дороже того, что мы имеем сейчас, а на комбинате давно действует правило: сколько средств дают, на столько и покупают. Вопрос качества здесь уже второстепенный.

Конечно, каждый продукт, а тем более тот, на поставку которого заключается крупный контракт, имеет соответствующие документы, именуемые сертификатами. Понятно, что содержимое пакетов должно соответствовать тому, что написано в этих сертификатах, а также на упаковке по жирности и другим важным параметрам. Но у людей, далеких от молочной промышленности, лабораторных исследований и прочих «научных заморочек» — простых потребителей есть свои, так сказать, народные способы определения качества молока. Так как же можно отличить по-настоящему хорошее молоко от того, которое «не очень»? Да просто: если у человека после трудовой смены возникает желание выпить стакан свежего «коровьего продукта», значит, он хорошего качества. У нас же: «варим каши», и «ну, пить можно…». Этим все сказано.

Высказались работники и о самой молочной таре. По их словам, было бы куда лучше, если бы молоко выдавали в тетрапакетах, то есть коробочках. Сейчас многие производители предлагают тетрапакеты с закручивающимися крышками, чтобы можно было открыть, налить, и снова закрыть. В условиях производства это было бы намного удобнее в плане хранения уже открытых пакетов.

После всего вышеописанного неудивительно, что многие работники предпочитают вместо свежего молока концентрированное в банках. Нареканий к его качеству мы не слышали: все-таки производится оно в Беларуси. Но вот с его поставками на комбинат периодически случаются перебои. Последний был только недавно: концентрированное молоко отсутствовало несколько недель. Хорошо, что в некоторых буфетах имелись небольшие запасы «концентрашки», поэтому последствия ощущались не так сильно. Причина, как нам стало известно — временные трудности с логистикой из-за непростой ситуации, вызванной спецоперацией России в Украине. Объяснение, конечно, понятное, вот только перебои в поставках были и раньше. И работникам комбината от объяснений, почему так происходит, мало прока, и отсутствие молока – вовсе не их проблема. Людям нужно, чтобы в буфетах было все, что им положено, и без перерывов. А вникать в перипетии взаимоотношений фирмы, обеспечивающей АО «АМТ» молоком с поставщиками и прочими задействованными в процессе поставок лицами простым рабочим совсем не хочется.

Возникают вопросы и по стоимости концентрированного молока: за одну банку нужно отдать три талона по 180 тенге каждый. Получается 540 тенге (об этом наша газета писала в материале «Молоко «по спеццене» от 16 марта 2022 года. Статью с ответом ТОО «BACKUP SERVICE RESORTS» (далее по тексту – ТОО «BSR») на официальный письменный запрос редакции можно найти на сайте нашей газеты). Понятно, что с момента выхода материала цены на продукты существенно выросли, но за 540 тенге работники комбината начали отовариваться задолго до очередного повышения, в то время, когда цена такого же баночного молока даже в самых дорогих магазинах города не превышала 350-400 тенге. В конце длинного ответа ТОО «BSR» написано, что «разница между стоимостью закупа и стоимостью реализации обусловлена необходимостью предприятия выплачивать заработную плату, нести расходы, связанные с производственной деятельностью, не говоря уже о прибыли. К тому же необходимо учитывать доставку молока во все подразделения АО «АМТ» не только стального, угольного департаментов и т. д». Вот так: не хотят работники пить пакетированное молоко, которое – вода водой, так пусть выкладывают за концентрированное намного дороже, чем в магазинах, ведь фирме «BSR» нужно зарплату платить и расходы покрывать. Вот только причем тут простые рабочие – опять же непонятно.

Во время перебоев с поставками концентрированного молока заказы от буфетов на молоко пакетированное существенно увеличивается – примерно в три раза. Похожая ситуация наблюдается в конце месяца, так как многие работники накапливают талоны и забирают молоко, что называется, оптом – потому что людям так удобнее. В такие периоды в каждый буфет доставляют большое количество ящиков, которые работницы буфетов и столовых — все женщины – вынуждены перетаскивать на себе. Выгрузят ящики за несколько метров от столовой – остальное делайте сами. Почему ТОО «BSR» не предоставляет в помощь своим работницам грузчиков – очередной вопрос. Понятно, что о персонале в наше время особо заботиться не привыкли, но все же. Отметим, что женщины-работницы ТОО «BSR» нам не жаловались, ведь проблем никто не хочет. О тяжелых ящиках мы услышали от председателей. А работодатель об этой ситуации знает?

Взявшись за тему обеспечения работников комбината молоком, мы не могли не остановиться на электронной системе выдачи молока, которая могла бы позволить отойти от бумажных талонов и высвободить людские ресурсы (распределение талонов – дело хлопотное, вопрос доплаты людям, им занимающимся, долгое время не находил решения, но дело уже сдвинулось с мертвой точки). Казалось бы, все очень удобно: к считывающему устройству прикладывается пропуск, на экране монитора отображается информация об имеющихся талонах, потом часть талонов списывается, молоко выдается. Но только работает новая система с частыми перебоями, поэтому отказаться от бумажных талонов пока не получается. За комментариями мы обратились к начальнику отдела обеспечения социально-бытовых условий АО «АМТ» Людмиле Даниленко, которая ответила, что программа еще внедряется, и внедряется она уже два года. Все дальнейшие вопросы – к ГИВЦ. Получить комментарии от представителей этого подразделения пока не удалось. В ближайшем номере газеты мы планируем опубликовать ответы специалистов на имеющиеся у нас вопросы. Также наша редакция направила официальный письменный запрос в ТОО «BSR» о предпринимаемых фирмой мерах по обеспечению бесперебойных поставок баночного молока и возможности замены производителя пакетированного молока. Так что «молочная тема» будет продолжена.

Кира Щербакова

Опубликовано Мария в Профсоюзная хроника

«Прокат» — первый в футболе

14 мая на стадионе «Металлург» прошли соревнования по мини-футболу в зачет XXVII спартакиады трудящихся АО «АМТ». Победитель был определен в результате серьезной борьбы, поддержке председателей и эмоциональных болельщиков.

В начале были проведены соревнования в группах. В первой группе соревновались команды управления комбината, ОГЭ, РМЗ и УПЗ и «Прокат». На первое место вышла команда «Прокат», на второе – команда управления комбината, на третье – команда ОГЭ, на четвертое – команда РМЗ и УПЗ. Во второй группе на первом месте – «Транспорт», на втором – команда АГДП, на третьем – «Сталь», на четвертом – команда КХП. После начались стыковые игры между лидирующими командами за третье и четвертое места, где команда управления комбината выиграла у команды АГДП, заняв третье место в соревнованиях. В финале встретились команды «Транспорт» и «Прокат». Команде «Прокат» удалось обойти противников, став абсолютным победителем, вот только борьба была по-настоящему серьезная: два тайма закончились вничью, и только пенальти решило исход соревнований.
Отметим, что за последнее время в связи с приемом на комбинат работников команды пополнились новыми молодыми спортсменами, что положительно повлияло на зрелищность турниров и сделало борьбу более активной.

Следующий вид программы состоится 4 июня в спорткомплексе «Миттал»: здесь пройдут традиционные эстафеты «Папа, мама, я – спортивная семья», посвященные Дню защиты детей, и соревнования по гиревому спорту. Начало в 10.00.


Иван Дмитренко, водитель легкового автотранспорта УАТ, команда «Транспорт»:

-Около трех лет я работаю в автоцехе, и стараюсь выступать в спартакиаде трудящихся за свою команду во всех видах спорта. Пока пропустил только шахматы и настольный теннис, но собираюсь участвовать и в этих соревнованиях. Раньше я занимался дзюдо, там нас учили всему понемногу, и мне это очень пригодилось. Два года подряд я был в номинации «Лучший многоборец» спартакиады, и всегда стараюсь приносить победу своей команде. В футбол мы играем постоянно, стараемся, повышаем свой уровень. В этот раз борьба была очень упорная, потому что собрались интересные команды, хорошие составы. Но нам немного не повезло – мы заняли вторе место, однако выступили достойно. Отдельную благодарность хотелось бы выразить начальнику УАТ Александру Ивановичу Полоннику и замечательному председателю профкома УАТ Олегу Наильевичу Махмутову. Они нас стимулируют, одевают, приобретают спортивную форму, приносят на соревнования яблоки, витамины и делают все, чтобы мы побеждали. Мы в ответ стараемся побеждать, и всегда будем стараться.

Турнирная таблица

Первое место – команда «Прокат»

Второе место – команда «Транспорт»

Третье место – команда управления комбината

Четвертое место – команда АГДП

Пятое место – команда «Сталь»

Шестое место – команда ОГЭ

Седьмое место – команда КХП

Восьмое место – команда РМЗ и УПЗ

Кира Щербакова

Опубликовано Мария в Профсоюзная хроника

«Нас еще называют «спецназем»

Грузчик сырья и топлива участка шихтоподготовки Олег Мавлеев пришел на аглопроизводство 27 лет назад, а его общий трудовой стаж – и того больше. Работать Олег Ромазанович начал рано, за долгие годы освоил несколько профессий, в том числе морских, многое узнал и повидал в жизни. О своем интересном и насыщенном трудовом пути работник рассказал в интервью газете «Магнитка плюс».

-Олег Ромазанович, расскажите, как началась ваша трудовая деятельность?

-Сам я уроженец поселка Актау Карагандинской области. Работать начал рано: сначала был учеником токаря, потом токарем. Но так как самого детства я мечтал посмотреть море, то после окончания вечерней школы уехал в Находку Приморского края, где окончил мореходное училище на матроса первого класса. До армии успел поработать на двух рыболовных судах: рыбообработчиком, на добыче рыбы, а даже старшим рулевым — вел судно по заданному курсу под командованием штурмана. Рыбу мы ловили возле берегов Японии, Аляски, видели их издалека, но на берег нас не выпускали – в то время получить визу было очень непросто. Потом меня отправили служить на Камчатку. После армии я вернулся в родной поселок Актау, побыл там какое-то время, и снова уехал в Приморье работать в Приморском морском пароходстве старшим рулевым на танкерах. Мы перевозили топливо, в основном, бензин, и даже питьевую воду доставляли на Магадан для геологов. В общем, моя мечта посмотреть море сбылась, и, получилось так, что я снова вернулся в Актау. Устроился в ЖКО: в то время мы устанавливали бойлеры вместо котельных. Работа была интересная, мне она нравилась. Потом я работал в подразделении Казцемремонта, находящемся в поселке: сначала слесарем-ремонтником, а через четыре года перевелся в цех обжига. Через год меня попросили прийти на глиносушилку цемзавода машинистом роторного экскаватора. В 1992-году я поработал на БелАЗах на угольном разрезе уже от другого предприятия, а в 1995-м году устроился на комбинат: пришел на участок шихтоподготовки грузчиком сырья и топлива – это, нужно отметить, редкая профессия. С тех пор здесь и тружусь.

-Расскажите о своей работе…

-Нас еще называют «спецназ», потому что мы всех подменяем. Мы обучены и на дробильщиков, и на бригадиров, и на машинистов конвейеров. Если где-то нет человека, нас ставят туда. Мы работаем какое-то время на новом месте, потом возвращаемся к своим основным обязанностям. Принимаем сырье – кокс, уголь для агломашины, своевременно снабжаем ими наш цех. У нас много физического руда: это и разбивка глыб кувалдой, когда сырье смерзается, и расчистка железнодорожных путей, чтобы вагоны не сходили, и много чего еще. Все вручную, лучшего для нас пока не придумали. Но сейчас работать нам легче, чем было раньше, потому что уже нет такого большого количества вагонов. Уголь мы принимаем, в основном, машинами, и экскаватор есть для зачистки вагонов зимой, а вот раньше все вручную выбивали.

-Большой у вас коллектив?

-Сейчас нас пятеро грузчиков сырья и топлива: по одному в смене на приемных бункерах, и один подменяющий. Раньше же в каждой бригаде было по четыре человека – всего 16, но тогда и работы было намного больше. Зимой нам в помощь дают двух подрядчиков, потому что в холодное время года объем работы увеличивается. Труд у нас непростой, но я не привык искать, где полегче. Как пришел сюда почти 30 лет назад, так и остался. 31 мая выхожу на заслуженный отдых. Пенсию я уже оформил.

-Кто-то из ваших родственников еще работает на комбинате?

-Нет. У меня три дочери, все они работаю в городе. Считаю, что комбинат для девушек – не лучшее место. Старший брат живет в Шахтинске, у него свое предприятие по производству изделий из металла. Младший брат живет во Владивостоке и всю жизнь ходит моряком — у него тоже тяга к морю.

-Вы уже дедушка?

-У меня три внука и внучка, и даже правнук есть в поселке Актау. Так что я уже прадедушка.

-Чем планируете заниматься на пенсии?

-Как и многие: проводить время с внуками, заниматься домашними делами, ходить и ездить в гости к родственникам – многие из них живут в России. Наверное, буду скучать без работы, но куда уже трудиться? И так лишние полгода отработала после достижения пенсионного возраста: попросили остаться, так как была зима, я, конечно, согласился. Свой стаж я давно уже выработал, так что буду отдыхать.

Кира Щербакова

Опубликовано Мария в Профсоюзная хроника

Спортсмены-металлурги завоевали заслуженные награды

Очередные победы на престижных соревнованиях одержали известные многим на АО «АМТ» и далеко за его пределами спортсмены Игорь Гринь и Максат Бурамбаев. Кроме того, на комбинате появился еще один спортсмен-силовик, чей спортивный стаж и количество побед сегодня исчисляются десятками.

Победа в двух чемпионатах

Работник цеха водоснабжения Игорь Гринь и работник конвертерного цеха Максат Бурамбаев недавно приняли участие в Чемпионате Казахстана по гиревому спорту, который проходил с 25 по 31 марта в городе Шардара Туркестанской области. Спонсором металлургов стал областной спорткомитет, который оказал им столь необходимую финансовую поддержку. Помогли участникам и на комбинате, отпустив их с работы для участия в соревнованиях. Кроме администрации предприятия, Игорю Гриню пошла навстречу начальник насосных станций Татьяна Хлуднева, за что спортсмен ей очень благодарен.
На Чемпионате Казахстана Игорь Гринь выступал в весовой категории плюс 95 килограммов, Максат Бурамбаев – в категории до 85-ти килограммов, и оба в возрастной категории 50-59 лет. Несмотря на то, что противники были сильные, результаты наших спортсменов просто впечатляют: так, Игорь Гринь занял три первых места — в толчке, в рывке и в длинном цикле; Максат Бурамбаев занял первое место в толчке, второе – в рывке и первое – в длинном цикле. Кроме того, Игорь Гринь установил свой личный рекорд, сделав в рывке 225 подъемов.
После участия в чемпионате Казахстана, Игорь Гринь и Максат Бурамбаев отправились на Чемпионат Азии, проходивший с 25 апреля по 1 мая в городе Щучинск близ курортной зоны Бурабай. В нем участвовали спортсмены из шести стран, таких как Монголия, Южная Корея, Индия, Киргизстан, Узбекистан и Казахстан. На этих соревнованиях Игорь Гринь также занял три первые места: в толчке, рывке и в длинном цикле, Максат Бурамбаев – первое в толчке, второе в рывке и первое в длинном цикле. Максат Бурамбаев в толчке показал 76 подъемов, в рывке – 198, и в длинном цикле – 68. Игорь Гринь — 70 подъемов в толчке, 216 в рывке и 66 в длинном цикле. Результаты опять же очень высокие. Так что молодым спортсменам комбината есть, с кого брать пример, и к чему стремиться.

Спартакиада пополнится сильным участником

Недавно в конвертерном цехе появился новый спортсмен-силовик – дежурный механик ГПМ Александр Курамшин. На комбинате он работает с марта этого года, а в профессиональный спорт пришел намного раньше — еще в 2001-м году, в неполные 15 лет всерьез увлекся пауэрлифтингом. Молодой парень мудро рассудил, что спорт намного лучше, чем улица, и вскоре понял, что с выбором не ошибся: уже в 2003-м году Александр выиграл свой первый Чемпионат Казахстана, установив рекорды, в 2004-м году впервые стал чемпионом Азии, выполнив норматив мастера спорта. После этого у Александра было очень много чемпионатов, на которых он показывал высокие результаты. Так, в 2014 году он выиграл Первый чемпионат Азии и Океании, проходивший в Мельбурне, в Австралии, установив на нем два рекорда. В 2015-м году – победа на чемпионате Азии в Индии, в том же году – второе место в приседаниях на Чемпионате мира в Финляндии. Сильными конкурентами тогда были россияне и канадцы, обойти которых крайне непросто. В 2017 – «серебро» на чемпионате Азии и Океании в Ташкенте (тогда Александр проиграл всего один килограмм австралийцу, но установил рекорд Азии в приседаниях), в 2018-м году – вновь победа в Индии и новый рекорд Азии в приседаниях – 231 раз. В 2019-м году в Гонконге спортсмен выиграл в становой тяге и стал вторым в троеборье. В 2010-м Александр выступал на соревнованиях в Стамбуле в двух номинациях: экипировочный и безэкипировочный пауэрлифтинг. В классическом пауэрлифтинге, в общем зачете стал вторым, в экипировочном – выиграл в жиме лежа золотую медаль, в общем же зачете тоже стал вторым. И это несмотря на то, что о проведении чемпионата участникам сообщили лишь за полтора месяца, из-за чего времени для хорошей подготовки практически не оставалось. Очередную абсолютную победу спортсмену принес чемпионат Казахстана по экипировочному пауэрлифтингу, проходивший с 7 по 11 апреля этого года. Там основными противниками Александра были спортсмены из Павлодара, но металлургу удалось их обойти.

-Этот чемпионат был отборочным турниром для выступления на Чемпионате Азии, который должен состояться в конце июня текущего года в Индии. Сейчас мы к нему готовимся, ждем и надеемся, что сможем поехать и принять участие, — говорит Александр Курамшин. — Серьезная подготовка к международным соревнованиям начинается минимум за полгода. Если говорить об обычных, регулярных тренировках, то они у меня три раза в неделю, по несколько часов, под руководством моего тренера. Мы постоянно приглашаем на тренировки молодых ребят, пытаемся привлекать их к спорту, но, к сожалению, в последнее время желающих среди молодежи мало. Даже на чемпионатах стало меньше участников, чем было раньше. Все больше ребят предпочитают проводить время со смартфоном и компьютером. Печально, но факт.
Александр выигрывает также соревнования по армрестлингу и гиревому спорту, проходящие в Казахстане. Еще в 2000-х, вернувшись из армии он выполнил норматив мастера спорта по гиревому спорту, и гири с тех пор не забывает. Сейчас Александр Курамшин планирует выступать в спартакиаде трудящихся АО «АМТ», если, конечно, заводские соревнования не будут пересекаться по времени с чемпионатами и усиленной подготовкой к ним. Уже сейчас понятно, что для других участников – работников комбината — Александр станет сильным противником.

Кира Щербакова

Опубликовано Мария в Профсоюзная хроника

Никто не забыт и ничто не забыто

9 мая 2022 года администрация компании АО «АрселорМиттал Темиртау» и Профсоюз Металлургов «Жактау» почтили память погибших в ВОВ. У памятника Неизвестного солдата они возложили корзины цветов. В торжественной церемонии возложения цветов принял участие 95-летний ветеран Великой Отечественной Войны Николай Куриленко.

Председатель Профсоюза Металлургов «Жактау» Виктор Щетинин:

-Уважаемые ветераны войны, темиртаусцы! Разрешите поздравить вас с великим праздником 9 мая! Я сам внук фронтовиков, мой родной дядя погиб на Войне, пропал без вести в 1942 году. Для меня и всей нашей семьи этот праздник имеет особенное значение. Хочу пожелать в этот светлый день всем ветеранам здоровья, гражданам мирного неба над головой! Чтобы все у нас было спокойно!

Генеральный директор АО «АрселорМиттал Темиртау» Биджу Наир:

-Поздравляю с Днем Победы! Это очень важный праздник для всех нас, и мы все помним тех ветеранов, которые отдали свои жизни, чтобы спасти нашу Планету от катастрофы. 9 мая празднуется для того, чтобы каждому из нас напомнить, несколько важен Мир во всем Мире. Жертвы наших ветеранов не могут быть забыты, и мы не должны позволить этому повториться.

Церемония возложения цветов к Вечному Огню началась в городе Темиртау в 10.00 утра. После официальной части стартовал мото- и автопробег, посвященный 9 мая. Несмотря на то, что в этом году акция «Бессмертный полк» не проводилась, горожане вышли с портретами своих родных, погибших на поле боя, чтобы почтить их память.
Взрослые и дети с большой радостью и трепетом фотографировались с тружениками тыла и ветераном ВОВ Николаем Куриленко на долгую память на фоне памятника Неизвестного солдата. Не многие участники военных событий смогли прийти даже в такой знаковый день из-за состояния здоровья. В городе Темиртау осталось 6 ветеранов ВОВ.


Соб. инф.

Опубликовано Мария в Профсоюзная хроника

«Во время войны почти все дети работали»

Каждый год накануне Дня Победы председатели профкомов цехов, представители профактивов посещают на дому тружеников тыла, узников фашистских концлагерей и жителей блокадного Ленинграда, которые раньше работали на комбинате, вручают им подарки и денежные премии. Корреспондент нашей газеты также посетил несколько ветеранов и пообщался с ними. Они рассказали о непростой жизни во время войны, о важных событиях далеких лет, о переезде в город металлургов и работе на производстве, которой пожилые люди отдали не один десяток лет.

Юлия Алексеевна Химунина:

-Я родилась в Жанааркинском районе, в поселке Успенка, а когда началась война, мы жили на станции Агадырь Карагандинской области. Так как мой отец был репрессированный, его не отправили на фронт, а отправили работать на завод СК в 1942-м году. Отец построил дом на Огородной улице, и через год, в 1943-м мы переехали к нему. В нашей семье тогда было четыре человека.
В 1944-м году, когда мне было 9 лет, в поселок Самаркандский прислали чеченов. Для них начали строить большие, длинные бараки, которые потом стали овощными складами. Моя мама помогала чеченам, потому что они были в полной растерянности: у себя на родине хорошо жили, а тут неизвестно, куда их привезли, и что будет дальше. И жители соседних улиц тоже помогали: строили землянки, домики, покупали муку, добавляли в нее картофель и делали из этого теста булочки, кормили ссыльных. Потом в поселок привезли пленных немцев. Помню, как дети кидали в них камнями, а моя мама сказала: «Не смейте их обижать! Они пленные!». И это мне сильно запомнилось.
Потом мамина судьба изменилась: она снова вышла замуж. Мы переехали на Колхозную улицу – раньше она называлась улицей Ленина. И там были пленные японцы, которые сами себе строили жилье за дамбой. Когда японцев вели на работу, я взбиралась на крышу и кричала им приветствия, а они – мне. И однажды пленные кинули мне алюминиевые ложку и кружку с японскими иероглифами. Вот такой неожиданный подарок.
Так как мы жили в Старом городе, я устроилась работать на КарГРЭСС-1. Была пробоотборщиком, реагентщиком, лаборантом. На КарГРЭСС я отработала 21 год, у меня там тоже есть звание ветерана. Потом я пять лет работала в войсковой части. Тогда молодых ребят отправляли в Афганистан – по 150 человек в день. В 1977-м я перешла на комбинат. В ЛПЦ-2 была заместителем начальника по хозяйственной части, а проще – завхозом. Еще я долгое время входила в состав женсовета. На комбинате отработала 19,5 лет. Меня просили поработать еще, но я решила оставить место дочери – была раньше такая практика. И так уже много отработала к тому времени, семь лет трудилась после достижения пенсионного возраста. А во время войны мы, школьники, помогали выращивать урожай на полях. В то время все дети работали.

Валентина Никифоровна Гуськова:

-Уже с восьми лет я работала в колхозе: собирала гнилую картошку, колоски, помогала взрослым, чем могла. Мы жили в Тамбовской области, в Мичуринском районе, в деревне Озерки. Свою трудовую деятельность я начала там. В 1950-х мы с мужем переехали в Темиртау. Дети родились уже здесь: дочь 1962-го года, сын – 1965-го. Почти с самого переезда сюда и до 1995-го года я работала на комбинате. Сначала была относчицей блоков в копровом цехе, потом — резчиком горячего металла в ЛПЦ-1. Уже будучи на пенсии, работала в душевой, выдавала работникам зарплату. Я и сейчас подрабатываю: являюсь старшей по подъезду и собираю с жильцов деньги в КСК.

Анна Спиридоновна Григорюк:

-Когда началась война, мы жили в колхозе в Тюменской области – в то время она была Омской. Отца забрали на фронт. Сначала он воевал в Финляндии, потом в Германии. В военные годы мы, еще маленькие дети, копали картошку, поливали капусту, пилили дрова, пололи сорняки, помогали взрослым, когда они косили сено и жали пшеницу. Собирали дикую вишню, ссыпали ее в амбары. Иногда через кусты вишни мы видели дезертиров с фронта. Даже в нашем колхозе был один беглец. Конечно, мы их побаивались. Хлеба не было, зато картошки было вдоволь: по два погреба накапывали с 30-40 соток. Еще мы держали коров, в общем, питались всем «своим». А вот с одеждой было плохо: учиться я пошла в маминой фуфайке и в маминых валенках. Зато, когда отец вернулся с фронта, он купил мне хромовые сапоги. Радости тогда не было предела.
После возвращения отца, который прошел всю войну, был водителем на фронте мы переехали в Казахстан, в Петропавловскую область. Потом я уехала с подружкой в Усть-Каменогорск, выучилась там на штукатура и электропрогревщика, работала. В Темиртау мы с мужем приехали в 1958-м году – здесь жила его сестра. Сами построили сначала времянку, потом дом. Помню я и восстание 1959-го года. Тогда с самолетов на степь спускались десантники. Я оставила дочку и зачем-то пошла в самый эпицентр, на проспект Строителей. Там из окон магазинов выбрасывали одежду, и люди ее тащили. А когда началась стрельба, все разбежались кто куда. Я ничего не взяла, и, после того как попала под обстрел, никуда больше не ходила.
В Темиртау я сначала работала в магазине продавцом женской модельной обуви. В 1976-м году мне помогли устроиться на комбинат. Я подметала подвалы в ЛПЦ-2, потом колотила поддоны, и, наконец перешла упаковщиком на агрегат упаковки пачек. В ЛПЦ-2 я проработала до самой пенсии.

Хабибула Галимулович Халимуллин:

-Мне было пять лет, когда началась война — мы тогда жили на железнодорожной станции Заглядино в Оренбургской области. Сначала мы не осознавали, насколько все серьезно, и только со временем начали понимать, что такое война. Уже с шести лет я работал на железной дороге. В основном, убирал снег, а летом трудился в поле, так как рядом был колхоз. После войны, с 12-ти лет я работал на железной дороге уже постоянно. С нею связана вся моя жизнь, я с рождения железнодорожник. В 1955-м году меня забрали в армию. Служил на Сахалине два с половиной года: в соответствие с приказом о семейном положении меня демобилизовали на полгода раньше. Приехал домой, и сразу же устроился на работу: семья большая, матери тяжело, так что отдохнуть после армии не получилось. Год поработал на родине – опять же на железной дороге, потом женился и вместе с супругой уехал в Новотроицк. Помню, там были командировочные из Темиртау, и они нас «соблазнили» ехать на Казахстанскую Магнитку. Сказали, что здесь нам сразу дадут квартиру, так впоследствии и получилось: жилье мы получили в течение шести месяцев. В 1973-м году у нас было уже трое детей, и нам дали квартиру побольше. С момента переезда в Темиртау в 1964-м году я трудился в УЖДТ: был сначала составителем вагонов, потом дежурным на станции «Стальная». Работа была очень напряженная, так как тепловозов в то время было много. На пенсию вышел только в 1998-м году. Сейчас на комбинате работает наш младший сын. А раньше работали еще жена и старший сын – до переезда в Россию. Можно сказать, что у нас – семейная династия.


Василий Петрович Горинов:

-В войну я жил возле мельзавода №3 Свердловской области. Там было построено четыре мельницы, на одной из них – на третьей – я дорос до 12-ти лет. В 1946-м году с фронта вернулся отец, и потом мы переехали на Урал, куда во время войны с Украины был эвакуирован завод Уралхиммаш.
Там я окончил школу, а после мы переехали в Южный Урал, в Троицк – ранее один из важнейших торговых городов, где встречались Азия и Европа. В Троицке я устроился на дизельный завод, работал термистом, нормировщиком, старшим инженером по нормированию. А в 1968-м году мы приехали в Темиртау — погостить. Жизнь здесь тогда была намного лучше, чем на Урале, и мы решились на переезд. Первые пять лет я работал нормировщиком в ЦРМО-3, но так как зарплата была маленькая, в 1973-м году перевелся в ЛПЦ-2 термистом. Мой общий стаж на комбинате составляет 32 года, и уже 22 года я на пенсии. Сейчас в этом же цехе загрузчиком работает моя дочь: я устроил ее вместо себя.

Алексей Дмитриевич Баранов:

-Когда началась война, мне было пять лет. Мы жили в селе в Горьковской области, сейчас она Нижегородская. Как и многие, я собирал колоски в колхозных полях, полол казенные огороды. Мы, ребятишки, помогали работать на огородах инвалидам войны: пололи, копали, сажали картофель. Потом я окончил школу, ремесленное училище, отслужил в армии, несколько лет поработал водителем. В Темиртау приехал в 70-х годах. Работал в ЛПЦ-2 сначала слесарем по кранам, потом до самой пенсии — мастером-механиком по кранам. На комбинате я отработал не менее 30-ти лет.

Анатолий Петрович Дерюшев:

-Когда началась война, я жил на Севере. Пас жеребят, лошадей, часто по ночам. Помню, для армии с колхозов отбирали хороших лошадей, и мы перегоняли их на железнодорожную станцию. После войны я учился в ремесленном училище на краснодеревщика. Потом ушел в армию, три года отслужил в Венгрии. Во время службы участвовал в подавлении венгерского мятежа 1956-го года. В Ижевске 15 лет работал на металлургическом предприятии. В 1975-м году переехал в Темиртау, так как здесь жили мои родственники и знакомые. Я нередко у них гостил, и мне понравился климат, понравился город, вот и решил здесь остаться. Устроился в ЛПЦ-1 сборщиком дисковых ножей на агрегат продольной резки, проработал в цехе много лет. Мой сын тоже долгое время работал в ЛПЦ-1, пока не уехал в Новокузнецк. Сейчас там работает моя дочь.

Михаил Григорьевич Степанов:

-Мы жили в деревне рядом с Нижним Тагилом, и там выпускали танки. Когда началась война, мой старший брат сел в танк и прямо на нем поехал воевать. Ему повезло: он вернулся с фронта, и жил долго. Умен брат только недавно.
Я три года служил на Байконуре в начале 60-х годов, видел Юрия Гагарина и запуск в космос первого человека – все это происходило на моих глазах. Потом я переехал в Темиртау – к тому времени комбинат уже построили. В ЛПЦ-1 работал старшим мастером-электриком – должность у меня была ответственная. Этому цеху я отдал долгих 35 лет.

Таисия Федоровна Глебова:

-Во время войны я жила в поселке в Горьковской области. Вместе с матерями мы ходили пропалывать поля, собирали колоски. В 1960-м году я приехала в Темиртау. Работала в КарГРЭСС на изоляции, потом в пионерском лагере от завода. Через несколько лет меня перевели на СПП, который находился в Старом городе, на стан 700 резчицей горячего металла. Когда стан закрыли, я начала работать в ЛПЦ-2. Работала там сортировщицей с 1974 года до тех пор, пока не вышла на пенсию.

Кира Щербакова

Опубликовано Мария в Профсоюзная хроника
Загрузить еще