Условия труда, переработки, стрессы

На комбинате продолжают происходить несчастные случаи не только со штатными работниками, но и с работниками подрядных организаций. Описания последних происшествий и полученных пострадавшими травм вызывают много вопросов. Как и тот факт, что количество несчастных случаев год от года не становится меньше

.

Кто виноват?

За июль на АО «АМТ» произошло три несчастных случая, в результате которых здоровью работников был нанесен серьезный вред. Вкратце расскажем о каждом из них.
2 июля в конвертерном цехе 57-летний сменный мастер механослужбы ЦРОО КЦ ЦОИ (стаж работы 23 года), совместно с бригадиром слесарей на участке выплавки стали (отметка 11.500) производили работы по перемещению краном ферросплавных бункеров конвертера № 3 с незакрепленной металлической крышкой бункеров (толщина 30 мм). В 01-50 после расстроповки ферросплавных бункеров, установленных на бок, незакрепленная крышка опрокинулась и прижала правую ногу мастера механослужбы. Бригадой «скорой помощи» пострадавший был доставлен в травмпункт центральной больницы города Темиртау. Врачи поставили диагноз: открытый перелом большой и малой берцовых костей.

Еще один несчастный случай произошел 7 июля в коксовом цехе с подрядчиком. Бригада ТОО «УДР» производила работы по демонтажу площадок обслуживания задвижек газопровода смешанного газа коксовых батарей №№1, 2. В 13. 50, при подъеме по вертикальной лестнице, произошел обрыв металлоконструкций лестницы и площадки, ими был разорван страховочный леер, за который был закреплен газорезчик ТОО «УДР» 1978 года рождения. В результате работник упал с высоты более 5 метров на нулевую отметку. Предварительный диагноз: закрытый оскольчатый перелом бедра слева, закрытый перелом лучевой кости слева, закрытая черепно-мозговая травма.
16 июля несчастный случай произошел в УЖДТ. В 14.00, при выгрузке шлака по наружному левому пути отвала сталеплавильных шлаков из думпкара, произошел сход его кузова с посадочных мест рамы. Никого не поставив в известность о данном случае, исполняющий обязанности составителя поездов – он же осмотрщик вагонов (1987 года рождения, стаж — 10 месяцев) перелез через сцепку на сторону выгрузки шлака, проник между кузовом и рамой думпкара, в результате чего был травмирован. Предварительный диагноз: перелом ключицы слева, рвано-ушибленная рана грудной клетки слева. Пострадавший проходит амбулаторное лечение.
Не успел начаться август, как на комбинате вновь произошел несчастный случай. 1 августа, в 14. 25, в химическом цехе ТЭЦ-2, аппаратчик фильтровального зала – женщина 49 лет (стаж работы 10 лет) при передвижении по залу в районе узла смешивания серной кислоты (концентрация – 92%) с водой, повернулась лицом к узлу, и в этот момент произошел выброс кислоты через фланцевые соединения трубопровода, в результате чего аппаратчик получила химические ожоги лица, шеи, грудной клетки. Площадь ожогов составила 12%. Работница находилась в костюме х/б с кислотозащитной пропиткой, защитных очках и каске, что спасло от поражения другие участки тела. К счастью, лечение приносит результаты, и сейчас пострадавшая идет на поправку.
Исходя из вышеописанного, можно сделать вывод, что ситуация с безопасностью на комбинате оставляет желать много лучшего, и далеко не всегда несчастные случаи происходят по вине работника. Яркий пример тому – случай с серной кислотой. А если так, то нет никакой гарантии, что человек, скрупулезно соблюдающий все правила, избежит травмы.
Недавно в ЦОИ-1 произошла естественная смерть на рабочем месте. К сожалению, на комбинате подобный случай не первый. Известно, что мужчина страдал заболеванием сердца. Его коллега находился в отпуске, и он должен был совмещать свою работу с работой напарника. К условиям труда, а именно, температуре в цехе, есть вопросы. Но сейчас доказать или опровергнуть что-либо будет непросто. Замеры температуры, которая могла быть зафиксирована в акте, в тот злополучный день не проводили.

Работники не должны молчать

По словам технического инспектора профсоюза «Жактау» Игоря Евсюкова, в первый день расследования несчастного случая в УЖДТ специальной комиссией с участием государственного инспектора управлением не была предоставлена инструкция по безопасности и охране труда для составителя поездов. В этой инструкции описан порядок работы с подвижным составом. Ее отсутствие говорит о многом.
— Так как инструкции нет, получилась путаница: осмотрщик вагонов говорит одно, мастер – другое. Когда их спрашивали: «Где это прописано?», оба отвечали, что нигде. И где же правда? – сказал Игорь Евсюков.
Расследование несчастных случаев еще не завершено, поэтому давать по ним дальнейшие комментарии технический инспектор не стал. Что касается внезапной смерти в ЦОИ, то для предотвращения таких случаев нужно обратить внимание на условия труда. Нельзя утверждать, что в цехе были допущены нарушения. Но существующие сегодня нормы, касающиеся условий труда, явно требуют пересмотра.
— Мы в меньшей степени обращаем внимание на то, в каких условиях работают наши люди, при каких температурных режимах. По факту, летом они трудятся в жару, зимой – в холод, — говорит Игорь Евсюков. — А, между тем, есть казахстанские СНИПы, есть требования, согласно которым человек должен отдыхать до 50% рабочего времени в жару и в холод. Кабинеты всех руководителей цехов комбината оборудованы кондиционерами, хотя, понятно, что в кабинетах более комфортные условия труда, чем в цехах. А вот на старых локомотивах в УЖДТ кондиционеров нет, но зато они есть на новых тепловозах. Выходит, что работать без кондиционеров – это неправильно. Для того, чтобы условия труда были изменены к лучшему, нужно предпринять усилия самим работникам. Для начала поставить в известность о нарушении своего руководителя, написав коллективное письмо. Каждый выбирает для себя сам: или просто сидеть и жаловаться на то, как ему тяжело, или проявлять инициативу и добиваться нормальных условий. В любом случае, толчок должен идти из цеха. Только тогда можно рассчитывать на перемены.

Свое мнение высказал председатель профкома УЖДТ Виктор Панов:

— Не все операции у нас прописаны. Не всегда понятно, как нужно выполнять их безопасно. Люди на комбинате совмещают слишком много профессий. Например, помощник машиниста выполняет работу составителя, кроме того, он готовит себе маршруты на ручных стрелках. Конечно, человек может совмещать обязанности, но специалистом он может быть только в одной профессии. Это один из факторов несчастных случаев. Второй фактор – это большая переработка часов, в УЖДТ – порядка 11 тысяч ежемесячно. Людей привлекают к работе в выходные дни, значит, у работников нет полноценного отдыха. Плюс непростые условия труда: летом – жарко, зимой – холодно. Люди не выдерживают физически. По нашему управлению только за этот год четыре человека находятся на длительном больничном. Некоторым работникам дали инвалидность. Трудиться они не могут, а до пенсии им еще далеко, 10 лет и более. Не зря раньше такие профессии, как машинист тепловоза, помощник машиниста, монтер пути были во втором списке. Представители этих профессий уходили на пенсию в 55 лет. И это при том, что тогда не было таких переработок, и людей на комбинате было намного больше. Сейчас у людей большие физические и эмоциональные нагрузки. В итоге — несчастные случаи и смерти на рабочем месте. У нас в УЖДТ тоже был подобный случай: человек умер из-за заболевания сердца. Но ведь сердце болит не просто так, этому всегда что-то способствует: тяжелые условия труда, утомляемость, психоэмоциональные нагрузки, стрессы.
Сегодня у нас работают аутстафферы, которых нельзя привлекать к работе в выходные дни. Когда кто-то уходит в отпуск, приходится нагружать штатных работников. Однако при этом в руководстве компании считают, что можно сокращать тепловозы. Там свои интересы. Для отстаивания интересов рабочих остается профсоюз.

Кира Щербакова

Оставить комментарий