Главное – уберечь себя

0

Рубрика : Актуально

На АО «АМТ» продолжают происходить несчастные случаи, и хуже всего, что среди них есть случаи со смертельным исходом. И это несмотря на заявления администрации о стремлении к нулевому уровню травматизма, на регулярно проводимые Дни техники безопасности, на наказания работников за малейшие провинности, связанные с правилами ТБ.

Несчастный случай со смертельным исходом произошел 18 июня в доменном цехе. Скачок напряжения привел к отключению технологического вентилятора, из-за чего перестал работать воздухонагреватель. Газовщик доменного цеха пришел на пульт управления доменной печи №4, возможно, чтобы запустить вентилятор. В помещении пульта была критичная загазованность. Через 20 минут газовщика, лежащего на полу, обнаружил слесарь-гидравлик. Несмотря на реанимационные мероприятия, проводившиеся в машине «скорой помощи» по дороге в больницу, спасти мужчину не удалось. Сейчас расследованием этого несчастного случая занимается государственная комиссия, но уже есть данные, что газ пришел в служебное помещение перетоком из-за неисправности оборудования.
Технический инспектор профсоюза «Жактау» Игорь Евсюков, комментируя данную ситуацию на заседании профактива, отметил, что в случаях загазованности важны средства индивидуальной, а также технической защиты. Он призвал работников комбината к осторожности.
Похожий случай произошел 13 мая 2016 года на ТЭЦ ПВС, когда пострадали двое работников котельного цеха (штатный и принятый по аутстаффингу). Один из пострадавших выполнял задание мастера – перекрывал коксовый газ.
Затем он спустился на щит управления и увидел, что датчик показывает превышение содержания угарного газа (80 мг/куб. м. при норме 20). Работник надел газозащитную аппаратуру, но уже почувствовал ухудшение состояния здоровья. Вскоре признаки отравления появились и у второго работника. Пострадавших на «скорой» отвезли в больницу, персонал цеха эвакуировали.
Известно, что персональных газоанализаторов у работников не было – их сдали на проверку. Три из четырех установленных на щитах управления стационарных датчика выдавали разные показания: на одном – норма, на втором – двухкратное увеличение, на третьем – четырехкратное. Смертельного несчастного случая удалось избежать только потому, что концентрация газа на ТЭЦ ПВС была ниже, чем на пульте доменного цеха.
При установлении источника загазованности возникли проблемы. Пришлось создать экспертную группу и выслушать различные мнения ее представителей. Сначала было высказано предположение о том, что газ шел от доменной печи, так как один факел на ней потух. После этого несчастного случая работникам ТЭЦ ПВС выдали персональные газоанализаторы. Было внесено предложено установить стационарные датчики за пределами доменного цеха, на улице. Были предприняты эти или другие меры, нам неизвестно. Но через год с небольшим от угарного газа погиб человек.
За комментариями мы обратились к начальнику газового хозяйства Никите Загоскину. Мы хотели получить ответы на вопросы: был ли у погибшего при себе газоанализатор? Все ли работники комбината, сталкивающиеся с потенциальной угрозой отравления газом, имеют при себе газоанализаторы? Какой они марки? Как часто поверяются? Как ведется контроль над тем, пользуется ли работник газоанализатором? И как быть работникам в те дни и смены, когда газоанализаторы находятся на поверке? Выдают ли им запасные приборы? Однако давать какие-либо комментарии начальник газового хозяйства не стал, посоветовав обратиться к начальнику газоспасательной станции Вячеславу Ткачуку, который не стал ничего комментировать без разрешения директора по охране труда и промбезопасности Андрея Маркина. В итоге в пресс-службу компании был отправлен официальный запрос.
Нельзя не отметить, что до сих пор имеет место сокрытие пострадавшими произошедших на комбинате несчастных случаев (конечно, речь идет не о смертельных). Так, 3 апреля текущего года женщина-машинист мостового крана ЦОИ травмировалась в цехе. В медицинском учреждении она сказала, что травма бытовая. Однако все оказалось намного серьезнее, чем думала работница и ее руководство: врачи диагностировали сложный перелом. Несмотря на то, что на производстве этот случай был зарегистрирован, у пострадавшей возникли сложности с получением необходимых документов. Как же получилось, что такую серьезную травму пытались замаскировать под бытовую?
— Все просто, как мир. Спрыгнула, подвернула ногу. Руководитель сказал: «Давай мы тебе сделаем бытовую травму», — рассказал на одном из заседаний профактива председатель профсоюза «Жактау» Виктор Щетинин. — Ее вывезли на машине мастера-электрика, минуя все проходные. А когда женщина узнала, что и связки порваны, и операция требуется, то решила сказать правду. Но в УОТ и ТБ сказали: «Вы же зарегистрировали травму как бытовую, теперь доказывайте, что она связана с производством».
Это не первый случай, когда производственную травму пытались скрыть. Два года назад такой же случай был в конвертерном цехе, перед этим – в сортопрокатном, когда работник упал в проем.
Пострадавшую женщину не уволили бы за то, что она заявила травму как производственную. Наказали бы за нарушение маршрута движения по крану, но доказывать происхождение травмы ей бы не пришлось.

Кира Щербакова

Уже были случаи, когда в профком обращались люди, получившие травмы на комбинате 10-15 лет назад и оформившие их как бытовые. Один из примеров: работник в результате травмы полностью потерял трудоспособность и сейчас пытается добиться правды.

Оставить комментарий или два

XHTML: Используйте эти тэги для форматирования комментария: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>