О зарплатах, вредности, рапортах

7 июня состоялась очередная «прямая линия» с председателем профсоюза «Жактау» Виктором Щетининым. Основные вопросы, которые задавали работники АО «АМТ», касались индексации заработной платы, увеличения тарифов и окладов.

— Здравствуйте. Меня зовут Вадим Александрович Никульшин. У меня профзаболевание, 20% потери трудоспособности. В моем профзаболевании 100% виновато правление комбината. Я получаю зарплату по 031 виду, и уже который год подряд мне не делают вторую индексацию заработной платы. Почему так происходит?
— Потому что у вас нет тарифа и оклада, в соответствии с которыми производят индексацию.
— Пусть производят от среднего заработка. В январе у меня индексация была. Почему нет второй части?
— Вторая часть выплачивается в виде премии. Вы не первый обращаетесь с таким вопросом. Если вы дадите мне время, я официально дам вам персональный ответ.
— Спасибо. До свидания.

— Здравствуйте, Виктор Петрович! Мы работники ТОО «ТАА». У нас один больной вопрос – третья часть индексации. Когда этот вопрос решиться? Ведь скоро июль месяц, мы уйдем в отпуск, а еще ничего не знаем.
— Этот вопрос рассматривается. Аудит еще не закончен, комиссия работает.
— Мы на вас надеемся. Спасибо, до свидания.

— Прямая линия? Здравствуйте. Это работница ЛПЦ-2 Кызылбаева. Я хотела бы узнать, будет ли пополнение списка профессий, работающих во вредных условиях труда? Почему-то оператор поста управления не входит в это список…
— А у вас когда была аттестация рабочего места?
— Не знаю. Раньше женщины, работающие по этой специальности, уходили на пенсию по второму списку, а сейчас нам даже 5% профессиональной вредности не оплачивают.
— Мы с вашим председателем Вениамином Марченко разговаривали по этому поводу. По-моему, вы даже меньше 80% во вредных условиях работаете.
— Может, все-таки будет пересмотр профессий? Может, какая-то комиссия нужна?
— Нет, пересмотры всегда идут на основании аттестации рабочего места, которая проводится раз в пять лет. Есть порядок проведения внеочередной аттестации. Давайте я переговорю с вашим руководством и председателем профкома, спрошу, когда у вас была аттестация, и что по ней определилось. Я попрошу председателя встретиться с вами.
— Спасибо.

— Здравствуйте! Вам звонят с ЦРОО ПЦ. Мы сейчас ждем приказ о нашем переводе в основные цеха. На отчетно-перевыборной профсоюзной конференции был задан вопрос о том, что мы не относимся к основному цеху, но, фактически, свои обязанности выполняем в основном, и наши оклады были увеличены не на тот процент, как работникам основных цехов. Нас интересует: после перевода в основные цеха наши тарифы и оклады увеличатся?
— У нас есть предварительная договоренность с администрацией о начале работы по переводу всех прокатных цехов на новую окладную систему оплаты труда и выплате премии от собственных показателей. С ноября прошлого года по такой системе оплаты труда работает ЛПЦ-2. Если вы на рабочей должности, то ваш тариф будет пересмотрен на оклад.
— А когда нас планируют перевести?
— Я не могу сказать, потому что от меня это не зависит. Но, в любом случае, вы перейдете.
— Хорошо, спасибо.

— Здравствуйте, Виктор Петрович! У меня такой вопрос: я прочитал, что в Астане должно состояться заседание комиссии по пенсионному возрасту.
— Совещание назначено на середину июня.
— Второй вопрос по поводу послесменных рапортов в ЛПЦ-1. Как длились рапорта по 30 минут, так все и осталось.
— Это для всех, или только для работников ИТР?
— Рабочие сидят по 30 минут вместо 15-ти. Сколько раз мы этот вопрос поднимали, а воз и ныне там.
— По прошествии 15 минут нужно подниматься и уходить.
— Мы так и делали, но нас не понимают.
— А что они делают в ответ?
— Сейчас уже ничего. Дело в том, что один-два человека встанут, а остальные сидят.
— Нужно всем дружно. В коллективном договоре прописано, что оплачиваются 15 минут до смены, и 15 – после.
— Если бы вы поприсутствовали на рапортах пару раз, может, они бы задумались?
— Тогда они закончат через 15 минут. Я переговорю с вашим руководством по этому вопросу.
— Спасибо.

Записала Кира Щербакова

Оставить комментарий