«Мало кто знает, как оказывать первую помощь правильно»

В ОРОП АО «АМТ» прошел обучающий тренинг по оказанию первой медицинской помощи для председателей профкомов подразделений комбината. Инициатива проведения занятий исходила от руководства отдела по обучению персонала, преподаватели были приглашены из Темиртауского городского филиала Общества Красного Полумесяца. После тренинга работникам профсоюза было предложено заполнить анкету и поставить оценки по шестибалльной шкале: председатели поставили, в основном, «пятерки» и «шестерки».

Жгут и мазь для ожогов остались в прошлом

Полный курс, который преподают тренеры по оказанию первой медпомощи Общества Красного Полумесяца, длится восемь часов, председателям был предложен сокращенный, двухчасовой, вариант. Работникам «Жактау» пообещали, что они увидят «все самое интересное».
Интересного, действительно, было много. Тренеры — Валерия Ищенко и Анна Телегина – увлеченно рассказывали о том, как помочь человеку до приезда “скорой помощи”, и очень талантливо имитировали ранения и обмороки – чтобы председатели смогли оказать им первую помощь. Раны на руке и торчащие из них осколки стекла тоже выглядели натурально. Для этого использовались специальные наклейки телесного цвета и «кровь» из бутылки с запахом краски.
Участники тренинга узнали, что сейчас не рекомендуется перетягивать руку жгутом, чтобы остановить кровь. Нужно наложить на рану как можно больше перевязочного материала и зафиксировать его бинтом. Если в ране инородное тело, его нужно обложить рулончиками бинта и забинтовать сверху без сдавливания. Инородное тело доставать нельзя. Пострадавшего нужно незамедлительно доставить в больницу.
С самого начала тренеры расставили нужные акценты: первая помощь – это наше право, а не обязанность, мы не имеем медицинского образования и не служим в госструктурах. Поэтому нельзя превышать свою квалификацию и давать пострадавшему медикаменты – обезболивающие, кровоостанавливающие – за этим может последовать аллергическая реакция, и совершать медицинские манипуляции (ставить системы, делать уколы).
Если пострадавший отказывается от первой помощи, мы не имеем права ее оказывать. Если это ребенок, и он находится в сопровождении взрослых, мы должны спросить разрешения у них. Если человек без сознания, расспрашивать его нет смысла, ответить он все равно не сможет. Нужно приступать к мероприятиям, направленным на спасение жизни, и уже затем, если человек придет в себя, обсуждать с ним все тонкости и нюансы.
Есть еще один важный момент: каждый из нас решает сам для себя, будет ли он оказывать помощь. Если предстоит контакт с кровью пострадавшего, нужно надевать перчатки или полиэтиленовые пакеты, чтобы обезопасить себя, а если их нет, просто не прикасаться к ране. Что касается ожогов – их лучше ничем не мазать (большинство препаратов, за исключением спрея «Пантенол», «заклеивают» поры, и температура «уходит» вглубь).

«Такой ликбез нужно провести
для всех работников комбината»

С просьбой рассказать, что показалось новым или необычным на тренинге, мы обратились к председателям профкомов.

Анатолий Рябикин:
— Новым стало то, что нельзя оказывать помощь без согласия пострадавшего. А в целом я сделал вывод, что мы многого не знаем, и это становится очевидным на таких занятиях. К примеру, когда мы накладывали шины, нам объяснили, как правильно перенести пострадавшего с переломом, чтобы не «доломать» его окончательно. Если вы этого не знаете, попробуйте сориентироваться, как это сделать правильно. Ответ: сначала надо зафиксировать, как положено (к примеру, при переломе бедра шина накладывается до подмышечной впадины — авт.), а уже потом нести.

Геннадий Водовозов:
— Я был на разных тренингах по оказанию первой медпомощи, поэтому могу отметить, что многое сейчас преподносится по-другому. Раньше, к примеру, нас учили, что при западании языка мы должны пристегнуть его к губе булавкой. Сейчас пострадавшего просто переворачивают на бок (каждый мог попробовать сделать это при участии тренера — авт).
Открытием для меня стало, что лежащего человека не следует трогать; чтобы определить, находится ли он в сознании, нужно позвать или привлечь его внимание резкими хлопками.
Отмечу хорошие манекены: когда мы делали сердечно–легочную реанимацию, грудь у манекена поднималась, и становилось понятно, что дыхание «рот в рот» мы делаем правильно. Очень наглядными были волдыри и порезы, меня это очень удивило.
Все мы люди неравнодушные, и на занятиях не могли оставаться в стороне, тем более что информационный материал был преподнесен очень профессионально. Мы все схватывали налету.

Борис Ляшенко:
— Моя оценка – очень хорошо. Спасибо, что предупредили о том, что не надо без оглядки начинать оказывать первую помощь. Можно нарваться на провокацию. Раньше бы кинулся, не разбираясь, а потом, возможно, оправдывался – без вины виноватый.

Вениамин Марченко:
— Что я узнал нового? Как правильно, по-новому, нужно обрабатывать раны, останавливать кровь. До этого мы руководствовались стереотипами – зеленка, йод, жгут. После тренинга случилось так, что я порезался, и оказал себе помощь, как учили – перекись, бинты. Сейчас ранка хорошо заживает.
В целом, это очень нужный тренинг. У нас много неравнодушных людей, и если учить их оказывать помощь правильно — это в разы снизит последствия для пострадавшего, особенно при инсульте.

Николай Критский:
— Новым было то, что сейчас мы обходимся без жгута, чтобы остановить кровь. В этом есть своя логика, но я не совсем с этим согласен.
В советское время мы посещали похожие занятия и тоже делали искусственное дыхание на манекенах. Нашей задачей было не сломать ребра, если сломаешь – загорается лампочка, и это значит, что с заданием ты не справился. А сейчас тренер говорит: «Если вы не сломали ребро, значит, провели реанимацию неправильно».

Елена Клейн:
— Оценки поставила хорошие, замечание было одно: курс короткий, ему можно уделить больше времени.
На таком занятии я была впервые. Раны у “пострадавших” были настолько правдоподобными, что я растерялась, хотя понимала, что это – просто тренировка, имитация. Получается, что без практики оказать помощь в реальности будет не так просто.
Меня удивили тренеры, они были очень раскрепощенными. Нас правильно посадили, это был не урок, а что-то вроде беседы. Это помогало. Занятие проходило в легкой, спокойной обстановке.

Татьяна Невольникова:
— Первый раз была на таких занятиях. Ведь мы привыкли к другому: презентация, слайды, сидишь — читаешь. А здесь все иначе. Много практики. И хорошо, что не только на манекенах — лекторы позволяли отрабатывать определенные навыки на них. Наши председатели были очень активными, охотно практиковались, и все потому, что обучение было интересным и прошло на одном дыхании.

Александр Дерябин:
— Я узнал много нового. Кажется, что и знаем мы немало, и все-таки получается, что недостаточно. Например, я не знал, что не надо сразу бить человека по спине, если он подавился (надо дать возможность прокашляться — авт.). Думаю, такой ликбез надо провести для каждого работника комбината. По большому счету, мало кто знает, как оказывать первую медпомощь правильно.

Наталья Прончатова

Оставить комментарий